В Якутии 2021-2030 годы объявлены Десятилетием здоровья.

Директор якутского Технопарка о прорывных проектах и будущем Якутии

Накануне Дня программиста мы решили наведаться в Технопарк, чтобы поинтересоваться, что там сейчас нового. Оказалось, много чего — и на «злобу дня», и на будущее. И.о. директора Технопарка Петр Габышев рассказал, что в разработке на сегодняшний день находится более 120 проектов.

Робот-обеззараживатель на базе ведроида

— Петр Петрович, что-нибудь уже пошло в народ?

— Конечно. За примерами далеко ходить не надо. Допустим, в марте нигде не было пластиковых масок-визоров. Поставок нет, взять негде. И первую партию — 1000 штук — мы бесплатно раздали больницам и волонтерам, которые доставляли пожилым продуктовые наборы. Выпускаем их и сейчас.
А одновременно с масками наш резидент начал производить бактерицидные облучатели-рециркуляторы. Сейчас в них очень большая потребность, надо обеспечить все больницы и школы. Мы уже произвели 500 штук и будем наращивать производство — привозить-то дороже. Разработка у ребят своя, а мы помогли им получить сертификацию и запатентовать.

— Когда вы успели все это?

— За июль и август. Сразу скажу — без технопарка уложиться в такие короткие сроки было бы невозможно.
А вот пример совершенствования проекта. У нас есть компания «Ведроид», известная своими промышленными моющими роботами. В прошлом году пробная партия проходила тестирование в аэропорту «Домодедово» и на Рижском вокзале в Москве. Там высказали свои замечания и предложения, а мы с учётом этого должны были доработать проект. Но на доработку нужны деньги.

Тут началась пандемия, и у ребят возникла идея робота-обеззараживателя: если прикрепить на нашего ведроида рециркуляторную лампу — это же какая экономия получается! Вместо энного количества рециркуляторов достаточно одного.

Моющий робот — он же везде ездит, причем без участия человека, нужно только забить в программу маршрут. Уходя вечером с работы, нажал на кнопку — и он поехал обеззараживать помещение.

Аэролодка и «Кальций-сигостин»

— Ещё один известный наш проект — аэролодка. Всего год назад ребята пришли к нам — и уже вышли на опытный серийный образец. Ее плюс прежде всего в доступных комплектующих: двигатель российского производства, все запчасти в Якутске есть. То есть она проста в обслуживании, соответственно, и цена у нее ниже, так что люди нашей аэролодкой заинтересовались. Я сам охотник и рыбак, и могу сказать, что в нашей WhatsApp-группе ее уже вовсю обсуждают.

— Петр Петрович, а что ещё пошло у вас в производство, кроме рециркуляторов?

— Кроме рециркуляторов, масок и антисептиков, есть у нас проект из сферы биотехнологии — «Кальций-сигостин». Это кальций из рыбокостной муки, точнее, из костей сиговых видов рыб. Их же рыбзаводы просто выбрасывают, а в нашем технопарке возникла идея переработки отходов производства в полезнейшую биологически активную добавку. Этот кальций усваивается гораздо лучше, потому что он натуральный. Испытания показали: костная ткань при употреблении «Кальция-сигостина» восстанавливается быстрее. Мы его и сами пьем.

— А когда можно будет и остальным нуждающимся присоединиться?

— Так уже можно. Он продается в аптеках.

Восстановление утраченных тканей

— Из прорывных проектов у нас есть один, очень смелый. Это проект самого Технопарка по восстановлению утраченных тканей.
Есть теория, что сильно повреждённая кожа сможет восстановиться полностью, если на нее нанести определенное вещество. Но почему бы тогда не восстанавливать, скажем, утраченные пальцы? Существует так называемый матрикс — клеточный каркас всего живого. Получают его из мочевого пузыря свиньи. Из него, кстати, уже можно делать пластыри для скорейшего заживления больших ран. И вот этот матрикс с помощью специального протеза присоединяется к отсутствующему пальцу, и со временем живые клетки заполняют его, так как организм «помнит», что на этом месте был палец. Процесс этот очень медленный, но в перспективе можно будет заняться выращиванием не только пальцев, но и конечностей.

— Фантастика какая-то.

— Смелая теория, но вполне реальная. Матрикс мы получили, протез запатентовали, скоро должны приступить к испытаниям.

«Это будет взрыв»

— Что же касается фантастики, то есть у нас компания с таким названием — «Фантастик». Это наша вторая «Майтона». Скоро у них выходит новая игра на персональном компьютере. Это будет взрыв.

— Прямо-таки взрыв?

— Во время пандемии у компаний, занимающихся разработкой игр, появилось больше возможностей, ведь люди, сидя дома, стали больше играть. Однако у компании «Фантастик» реально хороший проект. Но обойдёмся пока без подробностей: ждите объявления релиза.

— Хорошо, подождем. А все это ваше производство находится под одной крышей?

— Под одной крышей мы бы не поместились. У нас три здания: на Дзержинского, 76, где мы начинали и где у нас остался Центр инжиниринга — там находятся компании, занятые непосредственно производством; биолаборатория на Труда, 1, и, наконец, ИТ Парк на Ленина, 1, где мы сейчас находимся.

Кстати, я когда-то учился в этом здании. В 2000-м, когда оно только открылось, мы, второкурсники Финансово-экономического института, стали первыми его студентами.

— Возвращение домой.

— Можно и так сказать.

Сотрудничество с соседями

— Здание на Дзержинского перестало удовлетворять запросы даже не очень многочисленных тогда наших резидентов в 2013 году. Нужны были просторные помещения в центре города, быстрый интернет, который помогает обрабатывать видеопотоки, и, разумеется, лаборатории.

— А сколько лабораторий у вас здесь?

— Сейчас посчитаем. В одной паяют платы и собирают механизмы. В vr-лаборатории (vr — виртуальная реальность) разрабатывают игры и другой контент. Есть звукозаписывающая студия и студия motion-capture — студия захвата движения, что нужно опять же для разработки игр, кино.

— Это где на стене висит зелёный экран, а на его фоне работает человек с датчиками по всему телу, которые передают данные на компьютер?

— Да. Также сейчас по соседству с нашей биолабораторией по улице Труда обустраивается креативный кластер «Квартал труда» — проект «Корпорации развития Якутии», с которым мы планируем тесно сотрудничать — там у нас даже теплый переход между зданиями с прежних времён сохранился.

— И что в этот «Квартал труда» войдёт?

— Это будет творческое пространство, где будут сконцентрированы представители креативных индустрий Якутии, в том числе из сферы производства цифрового контента, анимации, мультимедиа, брендинга, дизайна, архитектуры и других направлений творческих сообществ, телевидение, реклама, маркетинг и образование.

«Вовлекать молодежь в районах

— Разрастаетесь прямо не по дням, а по часам.

— Без этого нельзя. У нас, хотел бы сказать, помещений уже не хватает. Конечно, сейчас, во время пандемии, этот вопрос остро не стоит, но когда она закончится, снова «всплывёт».

Мы предоставляем помещения в аренду по льготным расценкам, хотя, по моим наблюдениям, люди больше приходят к нам за неимущественной поддержкой, им нужна помощь при продвижении, сертификации.

Ведь чем мы им помогаем? Мы не даём деньги. Мы знаем, где эти деньги взять. Упаковываем проекты под требования фондов. Есть Фонд развития инноваций, венчурная компания «Якутия», российские фонды, представителями которых в республике мы являемся.

Также мы помогаем сертифицировать продукцию, что тоже немаловажно, так как это долго и дорого.

Помогаем и в разработке продукта — сюда входят бизнес-планы, маркетинговые планы, чертежи.

В этом году Министерство инноваций провело конкурс на оказание господдержки улусам на открытие IT-центров, победители определены, и оборудование уже закуплено. Отбор прошли 7 улусов – Чурапчинский, Мегино-Кангаласский, Хангаласский, Намский, Нюрбинский, Усть-Алданский и Мирнинский. Так что до конца года в республике должны открыться и работать восемь IT-центров. Мы выступаем координаторами этого процесса и оказываем материальную и методическую помощь. Надо сказать, наши резиденты и партнёры тоже очень этим заинтересовались. Все понимают: чтобы развиваться дальше, нужно активно вовлекать молодежь в районах.

Взрывной рост

— Наша цель — в ближайшие пять лет увеличить количество занятых в IT-сфере людей с нынешних 1,5-2 тысяч до 10 тысяч, чтобы это была отдельная полноценная отрасль.

Нужна ещё как минимум одна компания уровня «Майтоны» и «Индрайвера». Их мы, кстати, часто приглашаем к своим резидентам, чтобы вдохновляли своим примером: все возможно, все в ваших руках и можно достичь больших высот, занимаясь этим делом.

А вообще, я считаю, в Якутске должны появиться ещё несколько таких мощных компаний, которые бы прочно заняли свое место на мировом рынке. А начинающие – стартапы – обслуживали бы их интересы, одновременно и конкурируя в чем-то.

Если мы создадим такую мощную отрасль, республика это почувствует очень сильно. Уровень жизни якутян вырастет.

— Каким образом?

— В IT зарплаты выше среднего, а если будет такой скачок, она вырастет ещё больше, и это подтянет за собой остальные отрасли — сферу услуг, недвижимость. Плюс компании будут платить налоги, вырастет наполняемость бюджета, а это и медобслуживание, и школьное образование. Если мы доведём численность занятых в IT специалистов до 10 тысяч, это уже будет 3% населения Якутска, и доход столицы возрастёт в 1,5-2 раза.
Кстати, в России такого бурного развития IT, как у нас, больше нет нигде.

— Как нигде? А Москва, Питер?

— Конечно, в столице инновационные технологии активно развиваются и внедряются. Но по признанию многих экспертов, в Якутии происходит взрывной рост – у нас с каждым годом количество компаний увеличивается кратно.

«Моя профессия — IT»

— Где кадры берете?

— Признаю, в Якутске не хватает разработчиков. Но подвижки в этом направлении есть: в Институте математики и информатики СВФУ открыты дополнительные факультеты, планируется открытие IT-лицея.

А ещё есть IT-школы. Например, школа Илларионова, которая работает лет пять, уже два выпуска было. Они разработали программу и платформу для массового обучения школьников, начиная с 7-го класса. За два года обучения ребята получают такой навык, что сразу готовы к работе.

— Минуя вузы и ссузы?

— Да, выпускники идут в «Майтону», «Индрайвер», к резидентам нашего Технопарка.

— И сколько у нас таких IT-школ?

— Когда мы только открылись, все они захотели сидеть у нас. Так мы узнали, что частных IT-школ в Якутске более тридцати. Сейчас говорят, что их пятьдесят. Вот такой бум — люди хотят, чтобы их дети осваивали это направление.

— А ваши собственные дети где учатся, если не секрет?

— У меня три сына, и учатся все трое в обычной школе. Старшему — семнадцать, и у него другие интересы: спорт на первом месте. А среднего, которому 12 лет, и младшего, которому восемь, — да, планирую отдать в IT-школу. В жизни им эти навыки по-любому пригодятся.
Мы и сами занимаемся популяризацией своего дела — пятый год проводим конкурс «Моя профессия — IT». Ездим по всей республике. Приезжаем, проводим хакатон — чемпионат по программированию. «Майтона» и «Индрайвер» — наши партнёры, предоставляют призы.
А министерство образования выделяет победителю бюджетное место в ИТМО — Санкт-Петербургском национальном исследовательском университете информационных технологий, механики и оптики.

«Жизнь кипит»

В последние два года мы увеличили охват. Сперва проводили свой конкурс в оффлайне, успели объехать до пандемии 18 районов, потом, конечно, все перешло в онлайн, но это даже помогло — если раньше у нас бывало 300-500 участников, то в этом году — более тысячи. Участие в конкурсе стало доступнее — не надо в Якутск ехать.

Ну и, конечно, мы стараемся развивать и выращивать свои кадры.

Тут важны поездки за рубеж, участие в конференциях, выставках, семинарах, общение с IT-компаниями. Сидя в Якутске, ничего не добьешься, не разовьёшь. Надо постоянно налаживать новые связи с зарубежными партнерами, поддерживать старые, перенимать опыт: по биотехнологиям корейцы и японцы давно ушли вперёд, в сфере IT — Китай впереди планеты всей.

Здесь нам помогает членство в Ассоциациях технопарков мира, Азии.

Жизнь в IT, надо сказать, кипит. Бывает, выстрелит проект, и тут же всю команду переманивают другие работодатели. Это нормальный процесс, даже нужный. Благодаря ему создаются новые проекты, приходят новые люди со своими идеями.

О рыбалке и готовке

— Петр Петрович, работа у вас, безусловно, интересная, где-то граничащая с фантастикой, но расскажите немного и о себе. Как Вы отдыхаете?

— Я из Сангара, вырос на реке. Окуней там ловили на удочку, сорог — так у нас плотва называется. Сидели по ночам у костра, хлеб на прутиках жарили.
Ещё там есть два больших озера, куда меня водил отчим и где я добыл свою первую утку — в 11 лет.
Но рыбалку люблю больше. Обычно езжу на нее в выходные — с коллегами, с друзьями детства.

— Самую большую свою рыбу помните?

— А как же. Во время сплава на Буотаме поймали щуку весом 12,5 кг и длиной полтора метра. Полчаса втроём тащили, а она ещё норовила уйти от берега. Старая была, опытная — лет десять, не меньше. На котлеты ее пустили. Вкусные получились. Щучьи вообще вкусные, только надо сала добавить. Без сала суховатые получаются.

— Вы с таким знанием дела рассказываете, будто сами готовите.

— Я и готовлю. Сам приготовил, сам поймал. Жена считает, что рыбу и мясо должен готовить мужчина.

— И уток тоже сами?

— Разумеется. И уток, и гусей. Их же на месте надо ощипывать, пока они свежие. Полежат — сложнее будет. Везде свои тонкости.

— Сыновей тоже этим премудростям учите?

— Про старшего я уже говорил — для него существует только спорт. Средний вроде проявляет интерес, а младший мал ещё, подрастет — видно будет. Но повторю: какой бы путь они не избрали, чем бы не увлеклись, я постараюсь, чтобы они разбирались и в IT, ведь за ним — будущее.

Фото предоставлено пресс-службой ИТ Парка.

Like
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ