Будни якутского спасателя Александра Митрохина

Будни якутского спасателя Александра Митрохина

Читайте нас на

Однажды в подростковом возрасте Саше Митрохину понадобилась помощь спасателей: надо было вызволить собаку из-под гаража. Самостоятельно помочь питомцу не удалось. Тогда бравые ребята из Службы спасения буквально за несколько минут решили проблему, над которой он с друзьями долго ломал голову. Тогда Александр не знал, что через несколько лет станет их коллегой. И сейчас бы точно крутил баранку, уверен наш сегодняшний гость.

В тесноте, да не в обиде

Александр Мирохин, спасатель первого класса ГБУ «Служба спасения РС(Я)», считает себя коренным якутянином, хоть и родился за тысячу километров от северной республики, в небольшом селе Маклино Калужской области.

– Бабушка с дедушкой в советское время приехали в республику на заработки. Устроились работать на стройку, бабушка – штукатуром-маляром, дед – плотником. Мы же жили в Маклино. Помню, когда мне было восемь лет, мама торжественно объявила, что переезжаем в Якутск, оказалось, что родители давно её звали к себе. Нас, пятерых детей, конечно, никто особо не спрашивал, хотим мы уезжать или не хотим. Поставили перед фактом, – вспоминает Александр.

Первое знакомство с городом на вечной мерзлоте случилось в январе 1991 года. По выходе из аэропорта их встретил такой трескучий мороз, с которым они в жизни дела не имели. А рассмотреть привокзальную площадь из-за густого тумана вовсе не удалось.

Приехала многодетная семья в однокомнатную квартиру дедушки с бабушкой. Жили весело, вспоминает Александр, даже умудрялись не переругаться друг с другом. Привыкали к новым обстоятельствам, новому городу. Здесь он пошёл в третий класс школы № 25. С одноклассниками сразу нашёл общий язык, потекла школьная жизнь с домашними заданиями, мероприятиями.

Родители тоже вскоре нашли работу, устроились в ЖЭУ, и через какое-то время семье выделили двухкомнатную частично благоустроенную квартиру. Радости семьи не было предела, после тесных условий у бабушки небольшая «двушка» казалась хоромами.

Армейская школа

Александр честно признаётся, что в школе учился спустя рукава. Профориентационная работа в те годы велась слабо, так что к окончанию школы он ещё точно не решил для себя, кем хочет стать, какую профессию выбрать. Но знал точно: после выпускного сразу пойдёт служить в армию.

По линии военкомата отучился на водителя легкового и грузового автомобиля. В период учёбы курсантам выплачивалась стипендия в три тысячи рублей в месяц. Кстати, всем пришедшим военные предлагали на выбор два направления – шоферское или парашютное. Он выбрал второе, так как был уверен, что в жизни это пригодится. Но когда стал работать спасателем, пришлось осваивать и парашюты.

– Попал я в отдельный арктический пограничный отряд. Как нам сказали на распределительном пункте, мы попали в элитные войска, абы кого туда не берут, чему был, конечно, очень рад и даже в какой-то мере горд.

Учебка была организована в Воркуте, основная служба – в Тикси.  Прослужил он два года. Основная служба немного его разочаровала. В начале нулевых ещё была сильна разруха, особенно на Севере. Тем не менее, он считает, что мужскую школу он прошёл.

Совет соседа

После дембеля Александр вернулся в Якутск. Как обычно бывает, немного погулял на гражданке, всё-таки отсутствовал пару лет. Перед молодым человеком встал вопрос: чем заниматься дальше? Друг уговорил пойти вместе с ним на работу в частное охранное предприятие. На новой работе выдержал только полтора месяца.

– С первых дней понял, что вневедомственная охрана всё-таки «пенсионерское» занятие. Просиживать штаны на вахте, решая кроссворды, была не по душе. Работал сутки через двое, ну и зарплата была соответственной, всего три тысячи рублей в месяц. Поэтому стал дальше думать, чем заниматься. Сосед по лестничной клетке, добродушный мужчина, посоветовал: зачем, мол, в охране лучшие годы просиживать, есть такая профессия – спасатель, устройся лучше туда.

– Первая мысль была: а почему бы и нет? Ведь это такая благородная профессия. Поэтому не откладывая дела в долгий ящик пошёл прямиком в «Службу спасения», попытался пробиться к начальству, но не сумел. И второй раз тоже. В третий раз, когда шёл на приём к начальнику, подумал: раз не получается, может, это знак того, что не стоит идти? Но именно в этот день мне удалось поговорить с начальством, и мне дали месяц на подготовку и сдачу зачётов, – вспоминает Александр.

Успешно пройдя все испытания и зачёты по тактико-спасательной подготовке, различным видам поисково-спасательных работ, физической подготовке, он вышел в Службу спасения на ставку водителя. Кстати, к тому времени он уже был знаком почти со всем составом, так как именно будущие коллеги, опытные спасатели, помогли ему подготовиться ко всем вступительным испытаниям.

– Тогда коллектив у нас был не такой большой, как сейчас. Поэтому, несмотря на то, что я пришёл водителем, оказалось, что каждый день могу примерять новые специальности, быть универсальным бойцом: сегодня ты водитель, завтра – механик, послезавтра – спасатель. Такое разнообразие и универсальность мне очень понравились.

Первая операция

В первую рабочую неделю Александр Митрохин прошёл боевое крещение огнём. Поступил вызов, что на улице Автодорожной горят гаражные ангары частной автотранспортной компании. Сначала спасателям пришлось эвакуировать большую автотехнику из соседнего ангара, который ещё не был охвачен огнём. А после локализации пожара их задействовали в разборе кровли. Страха перед огнём не было, говорит Александр, наоборот, появился азарт.

Как рассказывает спасатель, сегодня вызовы чаще всего поступают по поиску пропавших, заблудившихся людей. Причём на спасательные операции они ездят по всей республике. Нередко выезжают на пожары, происшествия на воде, которые как раз происходят в такие жаркие летние дни. В этом году, по наблюдениям Александра, их немногим меньше, чем в прошлом.

Странная пропажа

Одна из первых поисковых операций, в которой участвовал Александр Митрохин, произошла в сентябре 2004 года. Тогда недалеко от села Искра Намского района, на участке Ойбон-Эбэ, пропал оставленный без присмотра мальчик двух с половиной лет.

– Его родители уехали на сенокос, он с дедом их проводил, видел, в какую сторону они поехали. Потом играл на улице, а через какое-то время бабушка с дедушкой спохватились, но ребёнка и след простыл.

В тот же день администрация посёлка организовала самостоятельные поиски. Сельчане «прочесали» весь лесной массив возле поселения, но мальчика не нашли.

На поиски нас направили лишь на следующий день. Более 150 человек искали ребёнка, была задействована пара десятков автотехники. Искали, в общем, целый день и ночь. Прошли примерно 30 километров, понимая, что ребёнок остался где-то позади, он точно не смог бы пройти такое расстояние.

На третьи сутки к нам подключилась группа ОМОН из 15 человек, подняли вертолёт Ми-8. Были осмотрены все жилые и нежилые постройки в ближайших населённых пунктах, проверили озера и урочища Няга. В большом количестве подтянулось население из соседних деревень, подключились даже студенты педагогического колледжа.

Только на четвёртые сутки после обеда нашли беглеца, который находился в лесном массиве в трёх с половиной километрах от села. Он сидел в траве возле поваленного дерева, торчала только макушка. Сидел тихо, не плакал, не хныкал, слава богу, что нам удалось рассмотреть его в зарослях.

Когда спасатели подбежали к нему, он посмотрел удивлёнными глазами и попросил на якутском языке попить.

Самое удивительное, что мальчик совсем не выглядел измождённым. Ощущение было такое, что он только недавно пришёл в лес: был чистенький, не похудел, не осунулся. Причём нашли его в том месте, где уже искали, проходя плотной цепью. Казалось, что кто-то привёз ребёнка и посадил на это место.

Позже и врачи районной больницы удивлялись: несмотря на то, что три дня он находился без воды и еды, состояние его было более чем удовлетворительное.

Для нас до сих пор остаётся загадкой, как мальчик выжил. Сам-то он толком, конечно, ничего рассказать не смог, слишком маленький был. Но мы сильно и не расспрашивали: наше дело найти, а выяснять, почему он ушёл, кто оставил его без присмотра, дело компетентных органов. Не знаю, как сложилась судьба этого маленького беглеца, родившегося в рубашке, но надеюсь, что он вырос достойным, выносливым мужчиной, – рассказывает спасатель.

Случаи на работе

Самое сложное, говорит Александр, это работать с детьми. Довольно частно именно они становятся объектом спасения. Например, именно дети частенько засовывают руки или ноги в чугунные батареи, а потом не могут их вытащить. Зимой, когда отопление работает на всю катушку, до приезда спасателей родителям советуют поливать руку ребёнка холодной водой, чтобы минимизировать ожоги, или смазать маслом, чтобы попробовать освободиться.

– А поступают вызовы, например, снять кошку с дерева?

– Да, но на них мы не выезжаем. Вы когда-нибудь видели мертвую кошку на дереве? Вот и мы нет. Это животное, могу сказать точно, слезть с дерева может. Но это не говорит о том, что спасать домашних животных мы не выезжаем. Случаи бывают разные.

Например, как-то раз в вентиляционную шахту свалилась кошка. Застряла на уровне второго этажа пятиэтажного дома. Жильцов квартиры дома не было, поэтому было решено спустить верёвку с петлей и поймать её. Каким-то чудом животное зацепилось, а потом так изворачивалась, что обмотала верёвку вокруг шеи. Пришлось очень аккуратно действовать, чтобы не повесить её. Операция завершилась удачно, ни одна кошка не пострадала.

– Какие ещё неординарные случаи бывают?

– Своеобразной бывает работа по транспортировке маломобильных больных. Например, если пациент весит далеко за 200 килограмм. Приходится расширять дверные проёмы. Не во всех домах есть лифты, поэтому вручную по лестничным пролётам осторожно выносим к карете скорой помощи.

Один раз был случай, когда пришлось спускать крупную женщину с чердака второго этажа частного дома по приставной лестнице! Просто другого пути не было. Так что бывает, что приходится решать и такие нестандартные задачи.

Без паники!

Александр, скоро наступит пора сбора дикоросов. Что нужно делать, если потерялся в лесу?

– Главное – не паниковать и успокоиться. Затем вспомнить расположение солнца, когда вы уходили в лес, и идти в обратном направлении. Сейчас у всех есть один хороший гаджет – телефон. Можно отрыть карту или 2ГИС и попробовать сориентироваться по ней. Если есть связь, лучше сразу позвонить родным и постараться как можно подробнее описать ваш путь.

А сколько времени даётся спасателям на поиски? Через сколько дней перестают искать пропавших?

– Активная фаза поисков идёт 10-15 дней. Мы всегда стараемся завершить их в первые дни. Это очень сложная работа, требующая эффективной организации, чтобы не тратить попусту время, ведь от каждой минуты зависят жизнь и здоровье человека.

Вспоминаю один случай, когда мы искали «потеряшку» в окрестностях Якутска. Затем пришла неподтверждённая информация, что его вроде бы нашли в городе. Когда мы все расслабились, руководитель нашей группы принял решение продолжить поиски: «Я его ещё лично не видел, руку ему не пожимал. Мало ли кого они там нашли, информация же не подтверждённая», – сказал он нам.

И через несколько часов мы его нашли. А если бы прекратили поиски, то время было бы нещадно потеряно. Так что очень много зависит от того, как всё организуется в первые часы и в день пропажи.

К сожалению, бывает, когда не находим пропавшего, редко, но бывает. Вот тогда очень тяжело на душе, – признаётся спасатель.

Детские мечты

Командировка, бывает, затягивается на месяц, а то и больше. Всё это время дома ждёт любимая семья: жена Наталья и двое сыновей 11 и 8 лет. Поначалу супруге было трудно из-за долгого отсутствия мужа дома. Но со временем она привыкла, а последние два месяца стала коллегой супруга, сегодня она – оперативный дежурный Службы спасения.

– С женой познакомились случайно. 9 Мая я ехал на салют в центр, увидел, что по дороге идут две симпатичные девушки. Остановился и предложил их подвезти, к моей радости, они согласились. Так и познакомились.

Потом оказалось, что живёт она в гостинице при УГМС РС(Я), где работала, а приехала в Якутск из Иркутска по распределению после окончания вуза. По счастливой случайности именно в этой ведомственной гостинице работала моя мама. Так что найти её там не составило труда, – улыбается Александр.

Мальчишки гордятся своим отцом. Старший мечтает быть так же, как он, спасателем, но при этом одновременно ещё и пожарным, а ещё служить в ОМОНе, ездить на автобусе и КамАЗе. Как ему это удастся, непонятно, смеётся отец, он и сам не знает, но, главное ведь стремление.

В Службе спасения следят за психологическим и моральным состоянием своих бойцов. Есть штатный психолог, который проводит различные разгрузочные тренинги.

– К нам приходят разные люди. Бывает и так, что кто-то боится высоты, воды. Такие, как правило, долго у нас не задерживаются. А ещё без внутреннего стремления помочь тем, кто оказался в беде, в нашей профессии нельзя. Без этого хорошей работы не выйдет, – уверен Александр Митрохин.

А ещё наш гость благодарен соседу, который 18 лет назад дал ему  мужской совет стать спасателем.

+1
2
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
9 августа
  • 15°
  • Ощущается: 15°Влажность: 82% Скорость ветра: 2 м/с