В Якутии 2021-2030 годы объявлены Десятилетием здоровья.

Бас-гитарист «Перекати-поле» Артем Филиппов: «Музыка – производная от импульсов сердца»

Бас-гитарист кавер-коллектива «Перекати-поле»  Артём «Абрикос» Филиппов рассказал, как он пришёл в музыкальный мир, математизме души

Неформальная жизнь

– Артём, расскажите о самом приятном воспоминании  детства?

– Мне было пять лет. Тогда папа купил замороженную печень жеребёнка. И кормил меня ею с ножа. Мама немного ворчала про то, что сырую печень есть опасно. Но вроде всё обошлось.

– Каким ребёнком вы себя помните?

– Ребенком я был вполне заурядным. Юность выдалась более пёстрой: Ленинград стал для меня открытием неформальной жизни. Первые пять баксов были заработаны песней у Казанского собора. Помню заработки в «Гастрите», бас-гитару «Орфеус», как у Пола Маккартни, репетиции в бомбоубежище на Зверинской улице.

Из-за голода я сбежал обратно в Якутск с багажом вольного духа и тяжеленной бас-гитарой «Jolana». Подал объявление в газету: «Бас-гитарист ищет музыкантов для совместного творчества». Так я познакомился с группой «Панорама». Спустя время предложил сегодняшнему ветерану якутского рока Александру Андрееву-Вилли репетировать в актовом зале Института геологии. Так началась эпоха популярной группы «Льюис Кэррол». Потом у меня родился сын и юность закончилась.

– Как в вашу жизнь пришла музыка?

– В детстве я с мамой частенько ездил в геологические экспедиции. Представьте, вы среди бескрайней тайги Южной Якутии, разжигаете костер у палатки, и звучит песня под гитару про Афганистан. Я был настолько очарован происходящим, что попросил и меня научить играть.

Старшая сестра «поднатаскала» меня по теоретической части, и с тех пор дома всегда присутствовала гитара. Под её мелодичные звуки я познакомился с легендарным Вилли. На первом моем фестивале рок-музыки «Табык» он принёс самодельную гитару – «белый леспол». Вместе с ней они светились, как прожектор. Так я влился в историю группы «Льюис Кэррол».

Потом была ещё группа «Sunrise» – это было моё становление как музыканта. Благодаря очарованию бархатного вокала Сергея Ацигейда и обучению грамотной музыки от Айала Малышева я стал замечать, что могу играть, не задумываясь. Появилось ощущение игры без страха, что ошибусь. Теория о музыкальном квадрате расширилась пониманием неважности количества граней в музыкальной фразе, но важностью умения завершить эту фразу переходом к новой.

В жизнь группы «Перекати-поле» я пришёл буднично. Лидер известной команды Серёжа спросил: «Сыграешь с нами?», и я согласился. Там уже приходилось на ходу подбирать аккомпанемент к песням, внезапно извлекаемым из бездонной памяти Егорова.

Математизм души

– Чем вас привлекают рок, блюз, джаз?

– Джаз – это трансформация гармонии. Мелодия оборачивается, инвертируется и возвращается обратно. Мой математизм наслаждается… это подобно интегрированию дифференциала. Припоминаю, что рок – это про протест: «Вы вот такие, а мы нет». Но это вместе с гормонами проходит. Блюз – плач, не люблю, но иногда надо поныть …

– А есть у вас любимые или, наоборот, нелюбимые каверы?

– Каверы в принципе не люблю. Хочу играть авторскую музыку. Хотя, конечно, каверы играть проще и задорнее.

– Существует ли соперничество внутри коллектива? Если да, насколько это мешает работе?

– Было такое… С плохим звуком на сцене молодые музыканты стараются быть громче, чтобы слышать себя. Сейчас феномен одного из популярных пабов в столице задаёт верхнюю планку качества звука в Якутске – там уровень своего исполнения очень удобно контролировать.

– Как появилось прозвище «Абрикос»?

– В компьютерной игре «Retaliator» нужно было ввести своё имя. Я ввёл фамилию и имя на русском, а получилось AB на латинице. Немного подумав, записался как ABRIKOS. Прозвище так и прижилось.

– Не снятся ли вам такие кошмары: вы выходите на сцену, а зал пуст – никто не пришёл?

– Такого не бывало. Возможно, для фронтменов это может быть кошмаром. Мне, как аккомпаниатору, смотреть дальше спины фронтмена нет особого смысла.

– Опишите вашу жизнь.

– Встаю в семь утра. Охватывает стандартная суета, а в девять я уже на работе. Люблю сочинять одноразовые песни. Беру гитару, закрываю глаза и первое пришедшее воспоминание оборачиваю в рифму и  незатейливые аккорды. Как говорится, что вижу, о том и пою.

От импульсов сердца

– Чем вы ещё занимаетесь, помимо музыки?

– Работаю системным администратором. Для души и иногда в рабочих целях занимаюсь web-программированием.

Люблю рыбалку. При ловле спиннингом тоже нужна музыка в некотором роде. Можно просто считать время, пока блесна опустится на нужную глубину, я предпочитаю напевать какую-нибудь песенку.

– Кого из истории музыкальных бэндов вы бы выделили и почему?

– Конечно, это рок-группа Red Hot Chili Peppers. В конце 80-х для меня стал открытием такой стиль исполнения на бас-гитаре. В музыкальных идеях я пытался воплотить некоторые наработки, которые брал у бас-гитариста группы Flea.

– Думаете, музыка влияет на обычную жизнь человека? И нужна ли она?

– Нужно ли человеку сердце? Влияет ли оно на жизнь?

Музыка – производная от импульсов сердца. Слушателю с ней передаётся ритм жизни исполнителя. На примере растений доказано влияние определённых частот на рост клеток. Звуковые волны возбуждают резонирующие системы в тканях и побуждают их к синхронизации, что в определённых случаях может вести как к стимуляции роста, так и к гибели.

Так что, перефразируя знаменитого врача и учёного Парацельса, можно сказать: «Музыка – и яд, и лекарство, зависит от частоты волны».

+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0
+1
0

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ