yakutia-daily.ru

АЛРОСА в конструктивном диалоге с якутянами

В этом году впервые, в рамках корпоративного форума АЛРОСА «Хозактив -2020», жители Якутии смогли напрямую задать руководству компании вопросы, касающиеся всех аспектов деятельности бюджетообразующего предприятия. Такая возможность была предоставлена всем желающим через все каналы обратной связи – ватсап, соцсети, сайты, электронную почту. Всего поступило около 500 вопросов. Столь живой интерес к деятельности компании объясняется тем, что фактически все её работники – жители Якутии. АЛРОСА, чьи 33% акций принадлежат республике, ведет свою деятельность в северо-западной Якутии на территории восьми муниципальных районов, образующих так называемую «алмазную провинцию». Она – горнодобывающая компания, которая платит свои налоги в республике, причем выплаты АЛРОСА составляют половину всех налоговых сборов в регионе.

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию интервью заместителя генерального директора Алексея Дьячковского, который отвечает на самые острые и злободневные вопросы, поступившие от жителей Якутии.

– Алексей Прокопьевич, расскажите, пожалуйста, нашим читателям, что же это за формат общения такой – Хозактив?

– Хозактив – это ежегодный корпоративный форум группы компаний АЛРОСА. Обычно на Хозактив слетаются работники со всех регионов страны, где работает компания. В первой части мероприятия выступают генеральный директор компании, глава Якутии – базового региона деятельности компании, профсоюзный лидер. Они рассказывают об итогах минувшего года, делятся и обсуждают планы на следующий год. Во второй части все они по установившейся традиции отвечают на вопросы работников. Как правило, такие вопросы собираются заранее, за несколько месяцев. В этом году впервые руководство компании предоставило возможность задать вопросы и населению республики. Ввиду распространившейся в этом году по миру пандемии COVID-19 мы вынуждены были отменить очное проведение Хозактива, но на поступившие вопросы ответили.

Всего поступило порядка 500 вопросов, 20% из которых были заданы представителями разных сел и городов Якутии, остальные – работниками компании. Мы объединили одинаковые темы, чтобы не повторяться, и ответили на все вопросы, направили их туда, где они задавались – это и сайты, и ватсап-группы. Также ознакомиться с ответами в их полной версии можно на страницах республиканских газет, на популярных новостных сайтах. В этом интервью я постараюсь ответить на наиболее многочисленные и интересные, на мой взгляд, вопросы.

Кадровый вопрос

– В республиканских СМИ недавно вышла информация о том, что в АЛРОСА за прошлый год трудоустроено около 1400 якутян. Почему так мало?

– Около 1400 человек – это только трудоустройство в рамках Республиканской программы «Местные кадры – в промышленность», общая цифра по трудоустройству больше. И на самом деле это совсем немало. Во-первых, не надо забывать, что общая численность работников АЛРОСА в Якутии – порядка 25 тысяч человек. 1400 от них (то есть порядка 5%) – нормальный годовой показатель сменяемости кадров для любой промышленной компании. Если бы он в течение года был больше, это бы уже значило, что люди из компании бегут и в ней что-то не так. Но такого мы не наблюдаем: за рабочие места в АЛРОСА держатся, у компании хорошие условия и если не лучшие, то уж точно одни из лучших в республике зарплаты. Да и коллектив для многих – не просто коллеги, а вторая семья. Во-вторых, не забывайте и о том, что набор все-таки идет не по количеству желающих получить работу, а по количеству необходимых специалистов соответствующих специальностей. Невозможно трудоустроить больше человек, чем открыто вакансий. Я вижу, что от населения периодически даже звучат вопросы «почему не ввести квоты для трудоустройства в АЛРОСА по каждому улусу?». Как раз по озвученным выше причинам. Нет твердой гарантии, что будет такое количество вакансий и, тем более, что квоты точно обеспечат нужное количество нужных специалистов.

– Довольно часто местное население возмущается по поводу завоза вахтовых работников из других регионов. По какой причине это происходит? Нельзя ли вместо них брать на работу жителей республики?

– Вопреки расхожему мнению, подавляющее большинство работников компании в Якутии – это жители Якутии либо «алмазной провинции», либо других улусов. И вахты это касается в том числе.

У нас сегодня только две вахтовых площадки – Верхне-Мунское месторождение и Нюрбинский ГОК, большая часть работников на них – местные жители из расположенных рядом районов.

На самом деле, если вдуматься, привлекать работников из других регионов невыгодно. Местные кадры рядом, обращаются и сами, и на ярмарках вакансий, которые регулярно мы проводим или участвуем в них. А людей из других регионов еще нужно искать, дистанционно собеседовать, дистанционно проверять, организовывать перелеты. Естественно, при прочих равных условиях кадровым службам проще работать с местными.

Но иногда людей из других регионов привлекать все же приходится – в тех случаях, когда мы не можем найти работников нужной профессии или квалификации в Якутии. Бывает, например, дефицит инженеров-дорожников, машинистов грейдеров. Здесь проблема и в том, что таких специалистов в принципе немного, и в том, что подготовка местных кадров, конечно, местами пока недостаточная.

– Налажено ли сотрудничество с местными вузами? Если да, то как Вы оцениваете уровень подготовки выпускников местных вузов? Проводит ли компания целевое обучение будущих специалистов в ведущих вузах страны?

– Сотрудничество, конечно, налажено, ведь мы заинтересованы взращивать будущих специалистов. Эта работа ведется еще со школы, где есть, например, профилирующий АЛРОСА-класс, и дальше с вузами. Например, в Мирном работают филиал Северо-Восточного федерального университета, который единственный в республике готовит специалистов по горной тематике, Мирнинский политехнический институт. Целевое обучение, безусловно, тоже есть – это и центральные вузы, и учебные заведения Сибири. Скоро начинается новая программа по похожему формату обучения, но не для первокурсников, а для ребят постарше. При обучении на востребованной компанией специальности и среднем балле в зачетке не ниже 4 студент сможет заключить договор, получать стипендию и все необходимое и после сдачи всех экзаменов поступить на работу.

– Постоянно ходят слухи, что в компании очень много сокращений. Почему так?

– Нынешние времена требуют перемен. Компания очень долго жила в слишком спокойных, можно сказать, «застойных» условиях. Добыча шла себе, алмазы продавались, и даже не возникало мысли что-то менять, потому что «и так все хорошо работает». А реальность изменилась, и оказалось, что мы здорово отстаем. Нужно повышать эффективность работы, производительность труда, снижать расходы. Поэтому перемены неизбежны. Если мы не будем работать в этом направлении, компания рискует скоро отстать от других участников отрасли и стать неконкурентоспособной. А если такое произойдет, это уже будет значить куда более печальные последствия для производства, персонала и социально-экономического положения алмазной провинции в целом.

И кстати, сокращения – это не обязательно увольнения в чистом виде. Во многих случаях это работа по выделению функций в отдельные подразделения. Например, с созданием ОЦО в Мирном и Новосибирске туда была переведена большая часть кадровых, бухгалтерских работников компании из аппарата управления. Хотя с точки зрения формальностей считается, что из компании они были сокращены. Точно такой же процесс происходил с АлмазДорТрансом, с АЛРОСА IT. Выделение функций – необходимая мера. Она позволяет значительно увеличить управляемость, производительность труда, легче проводить обучение сотрудников и внедрять программы развития. Согласитесь, что гораздо проще внедрить новую технологию на одном предприятии, чем в 20 разных.

Во главе угла – экология

– Людей очень волнуют проблемы экологии и влияния компании на окружающую среду. В первую очередь вспоминается загрязнение реки Вилюй, произошедшее в 2018 году. Укреплены ли дамбы настолько хорошо, чтобы этого не повторилось? Что Вы скажете про судьбу бесхозного ручья Таборный, который протекает по территории, ранее принадлежавшей компании?

– После аварии в проект отработки прииска «Ирелях» были внесены изменения с учетом зафиксированного объема воды в реке после аномальных осадков. Восстановлены проектные параметры водоподпорных дамб ДВ7, ДВ6, ДВ2 и ДВ1. Построен и в настоящее время эксплуатируется руслоотводной канал РОК2 (протяженностью 1800 м, объём выемки 259 тыс. м3), реконструирован путем расширения по дну и увеличения пропускной способности руслоотводной канал РОК1 (протяженностью 2200 м, объём выемки 130 тыс. м3), для организованного отвода (пропуска) естественного стока р. Ирелях за дражные котлованы. Возведена водоподпорная дамба ДВ4, что позволило уменьшить объем воды в котловане ДВ6 и создать аварийную емкость – котлован ДВ4 месторождения «Ирелях».

Паводок 2019 года новые руслоотводные каналы пропустили штатно.

Что касается ручья Таборный, с которого началась вся эта история – дамба на нем не принадлежала АЛРОСА, она была самостроем жителей ближайшего садового товарищества, построенным ими для личных нужд. И территория эта АЛРОСА тоже никогда не принадлежала и не принадлежит. Сейчас дамбы там нет.

– Проводится ли мониторинг реки Вилюй, каковы его результаты? Какие льготы или компенсации будут предусмотрены жителям вилюйской группы улусов?

– АЛРОСА постоянно проводит исследования воды. По данным мониторинга, ситуация на реке Вилюй стабилизировалась еще в октябре 2018 года, тогда данные проб показали, что содержание химических веществ пришло в уровень июня/июля 2018 г. Мониторинг 2019 г. показывал содержания, не превышающие фоновые концентрации. Тут важно еще раз отметить, что загрязнение 2018 года, о котором мы говорим – это не попадание в воды какой-то химии: дражная добыча алмазов — это чисто механический процесс. В воду попало большое количество застоявшегося ила, песка и глины, коренной породы. По мере их естественного оседания состояние воды пришло в норму.

Что касается компенсаций, то компания включилась в большую работу, связанную с обеспечением населения чистой водой.

АЛРОСА софинансирует программу развития водоснабжения 29 населенных пунктов Вилюйской группы улусов на 2019-2024 годы и направит на эти цели 833 млн рублей в течение 5 лет.

В рамках программы будет проведена оценка экологического состояния районов, здоровья населения и вопросов обеспечения граждан чистой водой, изучено качество сельскохозяйственной продукции. Рассмотрены все аспекты защиты от техногенного воздействия экосистем рек Вилюй и Марха.

Также в конце 2019 года подписано Соглашение о взаимодействии между Правительством РС(Я), НО «Целевой фонд будущих поколений РС(Я)» и Компанией, предусматривающее проведение научных исследований по Программе комплексных научных исследований экологического состояния Вилюйской группы улусов и здоровья населения на этих территориях на период 2019–2023 годы.

Будут профинансированы три научных исследования:
• мониторинг состояния пойменных экосистем реки Вилюй и ее притоков;
• научно-обоснованная оценка состояния здоровья населения, проживающего в бассейне рек Вилюй и Марха, с разработкой комплекса медико-социальных мероприятий по его оздоровлению;
• оценка возможности обеспечения альтернативными источниками водоснабжения населенных пунктов в долине реки Вилюй и ее притоков, оценка перспективности подземных вод долины реки Вилюй и ее притоков для целей хозяйственно-питьевого водоснабжения населенных пунктов.

По результатам исследований будут разработаны мероприятия и управленческие решения по улучшению состояния окружающей среды в бассейне реки Вилюй и повышению качества жизни и здоровья населения Вилюйской группы улусов.

– Чему компанию научила эта авария?

– С точки зрения работы объектов – конечно, начали еще больше внимания уделять вопросам мониторинга рисков. Я напомню, что дамбы на месторождении «Ирелях» не были аварийными, они были построены по всем нормативам – другое дело, что нормативы не предполагали возможности прохождения осадков в таких количествах. После аварии провели масштабный аудит всех гидротехнических сооружений, просчитали все возможные виды рисков и несчастных случаев, которые гипотетически могут там произойти. Контроль тоже значительно усилился.

Еще один вывод из этой истории – необходимость более тщательной работы с населением, информирование, разъяснения. Очень большой набор стереотипов выявился. Например, уверенность в том, что у компании были аварийные дамбы.

Людям не приходит в голову, что компании самой иметь аварийную дамбу элементарно невыгодно. Во-первых, если из-за этого случится какое-то ЧП на производстве – это же убытки. А во-вторых, чуть что – и прямой урон репутации. Компания первая заинтересована в том, чтобы на ее объектах все было хорошо. Или вот, например, на Хозактив поступил вопрос «Почему Управление компании перевели в Новосибирск? Это потому, что в Мирном плохой радиационный фон?». Мало того, что Управление как находилось в Мирном, так и остается. Так и радиационный фон в городе абсолютно нормальный. В процессе добычи и обогащения алмазов не используются никакие радиоактивные элементы, нет ни единой причины, по которой радиационный фон в принципе мог бы быть негативным. И таких примеров множество.

Значит, у людей есть вопросы, недоверие, единственный способ с ними работать – объяснять.

И, кстати, наверное, следует упомянуть, что ежегодные вложения компании в природоохранные мероприятия и экологию составляют 6 млрд рублей.

В фокусе – вся Якутия

– Перейдем к социальным вопросам. Какую реальную помощь АЛРОСА оказывает республике в обмен на ее недра?

– В первую очередь АЛРОСА ежегодно платит республике налоги и дивиденды. Что касается налогов, компания зарегистрирована в Мирном, поэтому именно Якутии достается порядка 90% их выплат. Если говорить о дивидендах, то Якутии и ее улусам принадлежит 33% акций компании, а значит, треть всех средств, которые АЛРОСА выплачивает своим акционерам. Если сложить налоги и дивиденды в адрес Якутии, то в 2018 году эта сумма составила около 80 млрд рублей, в 2019 году, из-за отраслевого кризиса, более 60 млрд рублей.

Во-вторых, отчисления на социальные проекты. Эта сумма составляет около 10 млрд рублей в год. Сюда входят и социальные программы для работников и членов их семей, которые составляют подавляющее большинство жителей наших моногородов, и программы помощи городам и районам, и отчисления на социальные проекты в республике, и адресная помощь людям, попавшим в беду.

Не забывайте и вопрос рабочих мест. Напомню, в Якутии работает порядка 25 тыс. сотрудников АЛРОСА, они имеют достойную оплату труда и соцпакет.

– Почему компания оказывает финансовую помощь только алмазоносным улусам, обделяя другие районы республики?

– Это утверждение в корне неверно. Во-первых, как я уже отметил, налоговые и дивидендные выплаты АЛРОСА попадают в бюджет, а значит, помогают всей республике. Во-вторых, есть отдельное направление работы, в рамках которого помощь как раз идет за пределы алмазной провинции. Действует соглашение о социально-экономическом развитии республики, в рамках которого ежегодно заключается договор пожертвования Фонду будущих поколений. Общая сумма ежегодных поступлений — 850 млн рублей, в том числе 150 млн рублей направляется на обеспечение программы водоснабжения вилюйской группы улусов, 700 млн рублей идут на объекты социальной инфраструктуры и на мероприятия по поддержке проектов в сфере образования, науки, культуры, спорта, экологии, здравоохранения и иных направлений социальной сферы.
За период работы с Фондом построено множество объектов социальной инфраструктуры. Например, сельский клуб на 120 мест в с. Усун-Кюель, спальный корпус спортивной школы-интерната в Нерюнгри, Республиканский детский реабилитационный центр для детей с ограниченными возможностями, спальный корпус Нюрбинского реабилитационного центра для детей-инвалидов, реабилитационный центр для социальных сирот «Харысхал», детская школа искусств в Амге, Центр духовности в с. Бердигестях, больница в Жиганске, школа в Эльгяе. И это неполный список.

– Как Вы прокомментируете отказ от непрофильных активов? Ведь они тоже зачастую несли социальную составляющую.

– Как я уже говорил, сегодня АЛРОСА стремится к повышению эффективности бизнеса. Это не просто красивые слова – это серьезная работа по перестройке процессов и сокращению издержек. И выход из непрофильных активов – часть этой работы. Это делается, чтобы иметь возможность сконцентрироваться на профильном бизнесе, добыче и продаже алмазов и направлять на это все силы и средства.

Вопреки расхожему мнению, существенной прибыли от непрофильных активов АЛРОСА никогда не получала, а многие из них и вовсе были убыточными.

Кроме того, нужно честно отдать себе отчет в том, что наш бизнес – это добыча алмазов, и мы не можем быть столь же компетентны в содержании гостиниц, банка, пенсионного фонда, нефтегазовых месторождений. Мы никогда не смогли бы обеспечить этим компаниям достаточное развитие, а их клиентам – достаточное качество услуг. Профильные инвесторы, которым мы продаем эти активы, смогут сделать это гораздо эффективнее.

Но нужно также отметить, что эти активы никуда не исчезают, они просто меняют собственника. Сельскохозяйственные предприятия перешли к республике в составе ФАПК «Туймаада», при этом АЛРОСА на развитие предприятия в Мирнинском районе выделила безвозмездно 670 млн рублей. Поэтому эти предприятия будут так же исправно работать, тем более что компания создала им хороший задел на будущее, обновив оборудование. НПФ «Алмазная осень» будет так же работать, сохранит все пенсионные программы с АЛРОСА, накопления людей сохранятся.

Пресс-служба АК «АЛРОСА» ПАО

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

ОБСУЖДАЕМОЕ

Top