yakutia-daily.ru

Алла Бузмакова — голос сказки

Актриса Русского театра Алла  Бузмакова — о волшебстве у микрофона, брейк-дансе в первом классе, педагогической работе и дочерях — коллегах по сцене.

Аудиосказки с «ожившими» детскими рисунками от Русского театра уже нашли свою аудиторию, которая постоянно расширяется. В титрах указываются имена маленьких художников, которые, кстати, работают четко по плану – в «техзадании» указан даже фон!

«Сказки моего детства»

Автор проекта Алла Бузмакова говорит, что эта идея давно крутилась у неё в голове:

– Особенно когда я стала озвучивать фильмы, книги. Дубляж нужен, когда якутский фильм едет на какой-нибудь кинофестиваль, а это, как вы знаете, сейчас часто бывает. А озвучивание аудиокниг заказывают конкретные авторы.

И вот я подумала – хочу, чтобы «заговорили» сказки моего детства. Меня поддержали директор, коллеги, были, правда, сомнения, что удастся качественно записать звук, но наш звукорежиссёр Ваня Чайка сказал, что это не проблема, он с этим справится, и мы начали.

Одна сказка, вторая… Потом пришла идея, что их надо визуализировать. Ребята предложили: пусть рисуют наши дети. И все получилось!

Актерская династия

Моя старшая дочь Катя нарисовала уже две сказки и с нетерпением ждёт, когда придет ее очередь рисовать третью.

Дедушка был бы доволен – мой дед, её прадед был художником.

Когда мы отдали Катю в студию, педагог сразу спросила, кто из предков занимался живописью – оказывается, она держит кисточку, как художник, а это передается на генном уровне, научить этому нельзя.

С братом за компанию

– Начинали мы с русских сказок, а теперь постепенно переходим к сказкам народов мира – сделали якутскую, планируем английскую, но сейчас наша главная задача – новогодняя.

А со временем хотелось бы перейти к детским спектаклям. Помните, в советское время был «Театр у микрофона»? Сделать бы нечто подобное для нынешних детей и подростков! В других местах это успешно практикуют – я слежу, как живут и работают в пандемию российские и зарубежные театры.

 

Конечно, занимаемся мы не только сказками. Репетиции продолжаются – онлайн, через Zoom, но мы рады даже такой возможности увидеть друг друга, работать…

Репетируем Островского – «Не все коту масленица». А ещё – музыкальный спектакль, написанный специально для нашего театра по песням группы «Браво». Руководитель проекта – Сергей Ацегейда, режиссер – Андрей Габышев. Я в нём выступаю как хореограф.

Танцами я занималась всегда. Начала с брейк-данса, которым увлекся мой старший брат, причем настолько, что они с другом создали дуэт под названием «Парадокс». А однажды мама ему сказала: «Возьми и Аллу». И дуэт превратился в трио – два взрослых парня, десятый класс, и я – первоклашка. Название менять не стали. Записи, к сожалению, не сохранились, а вот воспоминания – да. Нас даже приглашали туда-сюда выступать, но вскоре брат ушел в армию, а я вне танца себя уже не мыслила и поступила в музыкальную школу по классу хореографии и параллельно — в ансамбль «Сюрприз», где танцевала даже в студенческие годы.

«Я пошла в театр»

– В филиал Школы-студии МХАТ я поступила, можно сказать, опять-таки благодаря брату.

С «Сюрпризом» мы гастролировали по стране и часто бывали в Москве, а он учился там на режиссёрском отделении института культуры. Я смотрела, как он ставит этюды, репетирует отрывки, и классу к девятому у меня появилось желание попробовать – а вдруг получится стать актрисой?

Мама с папой к театру отношения не имели, но в самодеятельности оба участвовали. Папа, который вырос в Казахстане, в деревне, всегда любил читать, цитировать понравившиеся строчки. А мама пела, и у них был замечательный дуэт.

Я же впервые собралась в Русский театр, когда мне было года четыре. Туда приехал, кажется, цирк, давал какие-то необыкновенно яркие летние представления. Меня сводили на одно из них, и я захотела продолжения: надела свою лучшую кофточку, взяла свою любимую сумочку и сказала маме, папе и брату, которые стояли на балконе и на что-то смотрели, что иду в театр. Родители подумали, что это у меня новая игра и сказали «да-да, иди». И я пошла. Дотянуться до кнопки лифта тогда не могла, поэтому стала спускаться пешком.

Мои тем временем зашли с балкона в квартиру: «Алла, Алла», – а в ответ тишина, и тут до них дошло, что я на самом деле направилась в театр!
Помчались ловить. Мама – в лифт, брат бросился вниз по лестнице. Он-то меня и поймал. Подъезд моментально огласился плачем: «Мне разрешили!» Мама это с улицы услышала.

Педагог по сценречи

– Позже, школьницей, я с этого балкона, который выходил на проспект, смотрела, как актёры расходятся после спектакля по домам. Смотришь на каждого и вспоминаешь, кто кого в каком спектакле играл. Интересно было наблюдать, какие они в жизни.

Но я не предполагала, что довольно скоро стану не только учиться у них, но и с ними – учить.

Заканчивая Школу-студию МХАТ, я поняла, что хочу делиться накопленными к тому времени знаниями, и пошла к своему педагогу Галине Ивановне Новосёловой и директору филиала Юрию Николаевичу Козловскому. Пришла и попросилась – возьмите хоть кем, тем же помощником, мне деньги не важны, но я хочу попробовать это дело.

Вот так, только выпустившись, я стала вторым педагогом по сценречи — вместе со своей однокурсницей Ксюшей Зыковой, а когда они с Галиной Ивановной, старшим педагогом, через пару лет уехали, осталась одна. И курс в итоге выпускала одна, хотя сама была желторотиком.

Сейчас они, эти первые выпускники, почти все мои коллеги, костяк нашего театра. Из всех своих выпускников я выделяю именно их – таких работоспособных, целеустремлённых, горящих – и нынешний выпуск, о котором, я думаю, вы скоро услышите – они уникальные.

Правда, после первого выпуска у меня был долгий перерыв — я поняла, что сил у меня больше нет, все, что могла, я отдала, и надо отдохнуть. А через десять лет вернулась.

Актёрская династия

– Было время – я и с детворой работала, хотя это нелегко. Но лишь став мамой, я поняла по-настоящему, что значит работать с детьми и для детей.

Когда родилась Катя, я вышла на работу через три месяца. С младшей, Настей, продержалась дома дольше – полгода, а потом мы с ней вышли на сцену в спектакле «Красотка и семья».

В спектакле «Красотка и семья». В жизни — мама и дочь, на сцене — бабушка и внук.

Она играла моего внука.
Наш папа дежурил с нею на руках за кулисами, потом вручал актерам и отступал в тень, я на сцене тоже старалась не отсвечивать, а то бы она сразу сказала «мама!»

Надо сказать, вела себя Настя под светом софитов идеально. Все же в новинку: ярко, весело, какие-то дяди и тети на руках носят… Хотя, отыграв сцену и оказавшись за занавесом, могла и поскандалить, но тут уже папа брал бразды правления в свои руки.

Роль внука играли двумя составами – другой исполнительницей была дочь коллеги, у них с моей Настей разница в месяц.

А Катю Андрей Саввич Борисов хотел взять в одну из своих постановок. Из нескольких детей выбрал её, не зная, что это моя дочь. Но спектакль ставили в авральном режиме, писать роль для ребёнка, а потом с ним репетировать не было времени, так что дебют пришлось отложить.

Но всё-таки он состоялся: в спектакле «Золушка» наша Катя играет Пажа и с нетерпением ждёт того времени, когда снова сможет выйти на сцену.

Мы все этого ждём – никакой онлайн не заменит общения со зрителем. Без обратной связи мы чахнем, как растения без солнца.

Но все плохое когда-нибудь заканчивается. Закончится и пандемия, поднимется занавес…

В будущем мне бы очень хотелось сыграть Мамашу Кураж, но до этого надо дорасти. А к другой роли, о которой я тоже мечтаю – роли Айседоры Дункан – я уже сейчас готова.

Фото предоставлено героиней материала.

Like
Love
Haha
Wow
Sad
Angry

Поделись новостью:

ТОП 5 НОВОСТЕЙ

Top Яндекс.Метрика